Есть события, которые никогда не забываются. И стоит взглянуть на старый снимок, уловить запах сирени, пройти мимо знакомого дома – и воспоминания сразу же заставляют копнуться в глубине души. Таким событием в моей памяти остался майский день 1966 года.

Тогда возле дома, в котором жили супруги-преподаватели Стовпцы, собрались учащиеся городских школ, представители общественных организаций. В торжественной обстановке под грохот пионерских барабанов, пение горнов и воинский салют на доме ветерана Великой Отечественной войны Александра Михайловича Стовпца появилась мемориальная доска. Она сообщала, что улица названа в честь Героя Советского Союза Виктора Андриановича Вагина.
Десятилетия прошли с той поры. Но ежегодно появляется на доске позолота, горя на солнце и высвечивая знакомые слова. Последнее время за мемориальной доской ухаживают супруги Лапенковы, проживающие нынче в этом доме. К слову сказать, хозяйка – Валентина Александровна – дочь А. М. Стовпца.
Так каким же был человек, чьим именем названа моя улица? Об этом и решил я расспросить дальнюю родственницу Виктора Андриановича Вагина Анну Григорьевну Карловскую.

– Моя мама, Вера Никитична Гаврилова, – двоюродная сестра Вагина, – сказала она и бережно достала из сумочки пакет. Долго разворачивала его и наконец, взволнованно протянула фотографии.

«Вот это Вагины, – тихо промолвила она. – Все снимки редкие, из семейных альбомов».

Тут уж пришлось удивляться мне. До сих пор во всех газетных материалах, книгах, справочниках упоминался только Виктор. А ведь их, Вагиных, было четверо. И все – участники той страшной войны.
Кто, например, знал о Зине? А она, оказывается, самая старшая из детей. На фронт ушла медсестрой вместе с подругой Леной. Кроме похоронки, у родных осталось ее последнее фото.
Второй по старшинству – Николай. Он с детства мечтал о профессии военного. В старших классах был чемпионом по стрельбе, лыжным гонкам, бегу, подтягиванию на перекладине. В 36-м году получил значок «Ворошиловский стрелок». Вскоре поступил в военное училище. Начинал курсантом… Войну закончил старшим лейтенантом, имея орден Красной Звезды, медали «За отвагу», за освобождение и взятие ряда городов Европы.

Судьба Ивана сложилась традиционно. На фронт ушел в июне. Был в самом пекле войны: в битвах за Москву, Сталинград, освобождал Восточную Пруссию, встречался на Эльбе с союзниками.

Теперь о младшем, Викторе. В центре города расположена вторая средняя школа имени А. Герцена. У входа две мемориальных доски. Одна – в честь Л. Татаринова, другая – В. Вагина.
«В семье, по рассказам матери, – вспоминает Карловская, – он был самым задиристым, самым шустрым, самым боевым. Но на него никогда не жаловались ни отец, Андриан Иванович, ни мать, Фекла Алексеевна. Успевал и набедокурить, и исправить все».

Окончив семилетку, Виктор пришел на завод «Текмаш» имени Калинина. Там и встретил первый год третьей пятилетки.
Время летело быстро. И вот уже он – столяр-модельщик. Работал с увлечением. А после смены с головой уходил в газеты и журналы. Найдя там эскизы моделей самолетов и танков, садился их мастерить. За несколько лет дорос до специалиста пятого разряда.

Война… Старшие Вагины ушли на фронт. Виктор остался не у дел. Но это его никак не устраивало, и он начал обивать пороги военкомата. Как же был счастлив, когда его зачислили добровольцем.
Июнь 1944. Позади учеба в школе младших специалистов и служба в действующих частях. Краткосрочная переподготовка летуна на сухопутчика – подводило артериальное давление.

На Ленинградский фронт Виктор Вагин попал танкистом. В то время перед нашими войсками стояла задача: сковывая противника на Приладожском направлении, главными силами прорвать оборону на побережье Финского залива, разгромить врага, освободить Выборг и изгнать захватчиков с советской земли.
После мощной артиллерийской и авиационной подготовки на рассвете 10 июня наши войска перешли в наступление. Несмотря на сильную оборонительную линию и упорное сопротивление фашистов, в первый день наступления продвинулись вглубь на двадцать километров. 13 июня подошли ко второй полосе обороны противника. На следующий день был ее штурм.

На самых ответственных участках героически сражался 26-й отдельный гвардейский тяжелый танковый полк. В составе одного из экипажей боевой машины был и гвардии старшина Виктор Вагин.

О подвигах командира рассказывается в архивных документах.
…Одиннадцатые сутки идут тяжелые бои. Наши части подошли к станции Таммисуо, где оказалась самая сильнейшая укрепленная оборонительная полоса противника. Танкисты действовали мужественно. «В бою за станцию Таммисуо, – говорится в документе, – при прорыве сильно укрепленной полосы противника танк, которым руководил Вагин, прорвался один в глубину обороны неприятеля и, несмотря на сильный артиллерийский огонь, обогнав свои войска, наносил удары по врагу.

Метким огнем из орудия Виктор Вагин уничтожил четыре противотанковые пушки, три дзота, два станковых пулемета и более 30 фашистов».
Совершая рейд по тылам гитлеровских войск, легендарный бронированный экипаж наносил огромный урон врагу.

Был там наш Т-34 один. Остальные отстали. Неприятель, сосредоточив огонь по танку Вагина, зажал его в низине. Фашистские танки кинулись окружать. Но танкисты в течение семи часов не подпускали к себе фашистов.
Кончились боеприпасы. Враги кольцом окружили танк. Пять гитлеровских «тигров» оцепили площадку над Т-34. Выходили смело: знали, убить их нечем. Один «тигр» подошел, другой подкрался, третий в бок подперся, четвертый в дуло заглядывает…
Что делает экипаж Вагина? Идет на таран.

…Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года В. А. Вагину и членам экипажа присвоено звание Героев Советского Союза. Посмертно…

«За день до отправки на фронт Виктор пришел к моему дедушке, Никите Алексеевичу Красильникову, – вспоминает Гаврилова, – и все почувствовали, что прощаются навсегда…».

После победы у нас квартировали танкисты. Почему-то военные выбрали наш дом. Хорошо пели, играли на баяне, куховарили. В общем, экипаж названного в честь В. А. Вагина танка набирался сил у нас в Клинцах. Потом они воевали с самураями…

Вот и все вроде бы. Кажется, ушел из жизни человек, а он рядом с нами. И улица, носящая его имя, всегда будет напоминать о Викторе Вагине. И все на ней, как тогда при нем. Так же зацветет в мае сирень и запоют соловьи. Так же задиристы мальчишки, мечтающие стать военными. Жизнь продолжается. И в этом – величайший смысл.

—–
Можаев А. И улица в память // Труд (м). – 2001. – 10 апреля.