150226_017Был город – фронт, была блокада…: Рассказы, стихи, очерки, документы, хроника. – Л.: Дет. лит., 1984. – 206с.

В этой книге — рассказы, стихи, газетные статьи, странички дневников, воспоминания… Можно сказать иначе: в этой книге — документы. Стихотворение, рассказ, написанные в тяжелые годы войны, в годы ленинградской блокады, — это уже не просто рассказ, не просто стихотворение, а свидетельство очевидца. И значит — документ. Не каждому из авторов этой книги удавалось писать в годы войны. Но память хранит все, что пережито.

Строчки ложатся на белый лист бумаги, и память тоже становится документом. Авторы этой книги — солдаты и офицеры Ленинградского фронта, школьники блокадных лет, их учителя, главный механик хлебозавода и шофер Дороги жизни, военный корреспондент и блокадный почтальон… Каждый из авторов видел войну, прошел через все трудности жизни в осажденном городе, знает бомбежки и артиллерийские обстрелы, голод и промерзшие насквозь стены домов. В иных книгах поэты и прозаики прибегают к домыслу, к вымыслу. В этой книге каждое слово – правда.

В сборник включены рассказы, стихи, очерки О.Берггольц, М.Дудина, В.Инбер, Л.Пантелеева, В.Саянова, Л.Успенского, и других известных советских писателей, поэтов, журналистов, а также воспоминания очевидцев героической обороны Ленинграда в 1941-1944 годах, репродукции рисунков детей-ленинградцев, живших в осаждённом городе.

…Я говорю с тобой под свист снарядов,
угрюмым заревом озарена.
Я говорю с тобой из Ленинграда,
страна моя, печальная страна…

Кронштадтский злой, неукротимый ветер
в моё лицо закинутое бьёт.
В бомбоубежищах уснули дети,
ночная стража встала у ворот.

Над Ленинградом – смертная угроза…
Бессонны ночи, тяжек день любой.
Но мы забыли, что такое слёзы,
что называлось страхом и мольбой.

Я говорю: нас, граждан Ленинграда,
не поколеблет грохот канонад,
и если завтра будут баррикады –
мы не покинем наших баррикад.

И женщины с бойцами встанут рядом,
и дети нам патроны поднесут,
и надо всеми нами зацветут
старинные знамёна Петрограда.

Руками сжав обугленное сердце,
такое обещание даю
я, горожанка, мать красноармейца,
погибшего под Стрельною в бою:

Мы будем драться с беззаветной силой,
мы одолеем бешеных зверей,
мы победим, клянусь тебе, Россия,
от имени российских матерей.
О. Берггольц