2 декабря 1984 г.

В мировой истории есть события, резко изменившие наши представления об окружающем нас мире. К таковым, вне всяких сомнений, относится крупнейшая в истории человечества техногенная катастрофа, произошедшая в ночь со 2-го на 3-е декабря 1984 года в индийском городе Бхопал.Слайд21
Тогда на предприятии по производству пестицидов корпорации “Юнион Карбайд” произошел выброс около 40 тонн высокотоксичного газа метилизоцианата (МИЦ). Из-за сбоя в системах безопасности территория площадью около 40 квадратных километров с населением более полумиллиона человек была быстро охвачена плотным облаком ядовитого газа.

Слайд22

По официальным данным “Юнион Карбайд”, в результате прямого воздействия газа погибло более 500 человек, приблизительно 6.000 получили серьезное химическое поражение, 2.000 из них умерло в течение следующих нескольких недель. Около 100.000 человек нуждались в различных формах лечения. Правда, существует и другая статистика, говорящая о гораздо большем числе погибших и пострадавших. И этим источникам тоже нет причин не доверять. Более того, даже сегодня около 20.000 человек, продолжающих жить в окрестностях этого предприятия, подвергаются токсическому воздействию от загрязненных почв и грунтовых вод.

Город Бхопал, столица крупнейшего штата Индии Мадхья-Прадеш, до известных событий, был мало кому известен за пределами своей страны.
В 1984 году в Бхопале проживало почти 900.000 человек.

В ранний час понедельника 3 декабря облако ядовитого газа окутало сотни лачуг и хижин, окружавших завод по производству пестицидов в индийском городе Бхопал. Смертельное облако медленно, со скоростью около 5 километров в час, дрейфовало в ночном воздухе в юго-восточном направлении. Поскольку ночь была прохладной, концентрированное ядовитое облако прижималось к земле, его высота не превышала пяти метров. Люди пробуждались в своих домах от приступов удушья и кашля. Они ощущали сильную резь в глазах, их легкие заполнялись жидкостью. Многие погибли во сне, так и не проснувшись.
Вот, что вспоминает Азиза Салтан, работница службы общественного здравоохранения в бхопальской клинике Шамбхавна:

“После полуночи я проснулась от сильно кашля моей трехлетней дочери Рубины. В комнате не была темно т.к. она освещалась внешним уличным светом. В полутьме яувидела, что комната заполнена белым облаком. Я слышал крики многих людей. Они кричали “bhago, bhago” (бегите, бегите). Мой восьмимесячный сын Мохсин застонал и потерял сознание. Потом начала кашлять и я. С каждым новым вздохом казалось, будто я вдыхала огонь.
Я схватила детей и выбежала на улицу, неся Мохсина на руках и держа за руку Рубину. Мы были в ночной одежде. На улице было очень холодно, но мы не чувствовали холода. Большое количество обуви, платков и другой одежды было разбросано вокруг. Белые облака окутали все. Уличные фонари напоминали точки света. Я видела большое количество бегущих людей, слышала крики о помощи. Мы бежали в гору к больнице Хамидия. На одном из перекрестков улиц все мы упали на землю. Я в то время была на втором месяце беременности, и у меня произошел выкидыш прямо посреди улицы. Если бы мы остались на том перекрестке, то, наверняка, погибли бы. Но мы поднялись и побежали дальше…”

“В воздухе приторно пахло сеном – вспоминает другая жительница Бхопала, Рофина Султана, потерявшая в эту ночь почти всю свою семью. – Была плохая видимость. Кружилась голова, резало глаза, многих тошнило. Обессиленные люди падали прямо на улицах. Я закрыла рот и глаза шарфом и поэтому, наверное, осталась жива”.

Тысячи людей метались по улицам, не догадавшись применить даже такие простейшие средства защиты. К рассвету, когда газ рассеялся, многие, попавшие в ядовитое облако, были уже мертвы или отравлены. Так, на расположенных в двух километрах от предприятия автобусной станции и железнодорожном вокзале погибли почти все находившиеся на дежурстве служащие и пассажиры. По различным подсчетам число погибших составило от двух до восьми тысяч человек. Пострадавшие исчислялись десятками тысяч.

Один из иностранных корреспондентов, прибывший в Бхопал через тридцать часов после аварии, так описал состояние отравленного газом города:
“На заводе мертвые тела все еще лежали на земле. Их подбирали и складывали в стоявшие грузовики. Везде, куда не посмотришь, людей, мучавшихся от жестокого кашля, рвало. Все магазины в городе были закрыты, и на каждой улице в сточных канавах лежали люди. Они были мертвы и скрюченные агонией позы делали их похожими на подстреленных птиц.

Между трупами бродили настоящие птицы – стервятники. Когда стервятники отлетали в сторону, их место занимали собаки, разрывая человеческую плоть на части. Спасением мертвых от хищников занимались вооруженные винтовками солдаты. Им помогали местные жители, вооруженные длинными палками. Маленькие дети с загнанными, бегающими, воспаленными глазами куда-то бежали, явно не зная куда”.

Сколько людей погибло в Бхопале в период аварии? По всей видимости, на это вопрос уже никогда не будет получено точного ответа. Большинство из тех, кто погиб непосредственно в ночь аварии, жили в трущобах, которые, в обычном понимании, даже трудно назвать домами – в них не было ни дверей, ни окон.
В первый день после аварии в моргах Бхопала было зарегистрировано около трехсот погибших, днем позже еще двести шестьдесят. Через пять дней скорбный список увеличился до 2.500 человек. Похоронные конторы были не в состоянии обеспечить справками о смерти родственников всех жертв трагедии. Многие тела были захоронены или кремировались до официальной регистрации смерти. Таким образом, число официально зарегистрированных погибших остановилось на двух с половиной тысячах.

Но, были и другие попытки подсчитать число жертв бхопальской трагедии. Так, оценки, основанные на продаже траурных саванов и древесины для кремации, говорят о 7.000-8.000 погибших. На еще большее количество жертв указывают свидетельства водителей восьми муниципальных автомобилей, вывозивших тела погибших из города в ближайший лес для массового захоронения. По их рассказам, в первые три-четыре дня они, загружая по 100-120 тел в один грузовик, делали до пяти рейсов ежедневно. Таким образом, число жертв могло достигать 15.000-20.000 человек.
Водители также отмечали, что многие люди были захоронены не идентифицированными. Так, например, на железнодорожном вокзале располагался табор цыган, в котором погибли все до единого человека. Не осталось ни кого, кто бы мог сказать, кто они и каковы их имена. И таких случаев было очень много. Да и как могло быть иначе, если главной задачей в это время было, как можно скорее очистить город от трупов людей и животных, не допустив тем самым, распространения эпидемий среди оставшихся в живых.

Люди же и после аварии продолжали умирать от болезней, связанных с токсическим поражением. И эти жертвы еще хуже поддавались подсчету. Сегодня, в среднем, это 20-30 человек в месяц. Число людей, умиравших в более ранние годы, были намного выше, чем теперь. Например, в 1997 году “Отдел помощи жертвам газового поражения” правительства штата Мадхья-Прадеш объявил, что приблизительно 1.400 человек умерли в том году от связанных с аварией болезней. Конечно, не все, связанные с аварией смертельные исходы были зарегистрированы. Многие серьезно больные люди оставили Бхопал. Другие просто никогда не попали в эту статистику.

Произошедшая в ночь со 2 на 3 декабря катастрофа на химическом заводе в г. Бхопале (Индия) стала одной из крупнейших техногенных аварий ХХ в.