Тот факт, что среди русских купцов и предпринимателей XVIII-ХIХв.в. большой удельный вес занимали старообрядцы неоднократно отмечали многие исследователи, историки.

Их внимание всегда было приковано к крупнейшим фигурам предпринимательства, действовавшим в крупных торгово-промышленных центрах. Однако вне поля зрения ученых остаются купцы и предприниматели из старообрядческой среды со средним и небольшим капиталом. В истории Клинцовского старообрядческого предпринимательства одна из ярких глав вписана несколькими поколениями семьи Корявиных из старообрядческого посада Ардонь Суражского уезда Черниговской губернии, что в нескольких верстах от посада Клинцы.

“В начале второго десятилетия на территории Стародубского полка осажена слобода Ардонь Чернецкая, иногда в актах – Ордонь, Ерденка, на речке Ерденке, на землях Киево-Печерской лавры в 1711 году с разрешения архимандрита Мис-лавского. Осадчим её был Никифор Пантелеймонов сын Шаров “с товариством”, раскольницких слобод жителями Стародубского полку, просячи нас, абысмо позволили им освети слободою на грунте нашом властном обители Святопечерской гулящом прозиваемом Ардонском, е полку Стародубском и просим нас, абысмо позволили им, яко вновь оседаючим людям, ради разводу господарства и строения домов своих, слободи на лет восемь; по докончанию тех восми лет, обещалися быть верными и вечными подданими нашими обители Святопечерской, не исходячи нигде оттуду, не чините ниякой перешкоди в грунтах их и обещалися они по докончанию тех восьми лет поклону нам дать до обители, денег золотых сто доброй монете, пуд меду и лисицу.

Указ 1715 года о записке раскольников “в оклад” лишил Киевскую лавру “верных и вечных подданных”, которыми обещали быть ардонские раскольники. Жалко стало монахам земель, отведенных под Ардонскую слободу, которых они по выданному, лишались навсегда. Монахи пишут прошение Петру Великому “оных раскольников с тех монастырских грунтов свесть”.

Ардонские раскольники, умножаясь в своем числе, давно перешли черту первоночально отведенных им земель. Им было отказано. Лаврские монахи обратились в сенат с повторением ходатайства о возвращении лавре земель, занятых слободой Ардонью или о подчинении лавре живущих на них раскольников. Против всяких ожиданий, просьба лавры была удовлетворена; в сенатском решении 1741 года говорили: поселившимся на жалованных Киевопечерской лавре землях раскольщикам, быть в подданстве сей Киевопечерской лавре. После принятых со стороны монахов мере, передача слобод произведена была во всём согласно с желанием монахов”.

Раскольники, почувствовав неволю, уже в конце 1741 года обратились в лавру с просьбой заменить для них подданнические работы” годовым оброком. Пятьсот рублей должны были ардонцы отдавать 2 срока: одну по половину денег летом лыщицкому управителю, а другую – при окончании года, в Киевопечерской лавре через нарочно присланных в декабре. Затем по описании 1781 года видим, что часть ардонских раскольников впоследствии совсем освободились от монашеского “подданства” и “записалась” в крестьянство до указа 10 апреля 1786 года. Можно думать, что в мещанство получили возможность записаться те раскольники, которые пришли в Ардонь после описи Ергольского.

В ведомости полковника Ергольского, “в которых слободах сколько дворов и душ мужеска пола и какое число в год положено во взятье окладу значит ниже сего, а именно: Ардонь – окладные дворы -15, муж. душ -136 жен. душ-118”.

Можно предлоложить, что в число этих дворов входил и двор Корявиных. Многие черты семьи Корявиных были обусловлены именно её принадлежностью к старообрядчеству. Корявины являлись членами Ардонской беспоповской общины Федосеевского толка Поморского согласия. Федосеевцы твердо стояли за традиционное двуперстие сугубую аллилуйю, восьмиконечную форму креста. Отрицали духовенство, священство и признавали наставничество. Длительные молитвы по древлеправославному чину проводил настоятель общины в молельном доме. Носили бороды и шили русское платье, соблюдали “стариковские заветы”, чуждались всего нового, как они называли “дьявольского’. Не допускали молитвы за царя. Порицались всякие контакты с иноверцами.

Однако специфика экономической деятельности постепенно разрушила традиционные воззрения, консерватизм нравов староверов. Внешние условия формировали хозяйственную. деятельность приверженцев “древнего благочестия. Обособленное положение, исход из мира, постоянное преследование со стороны правительства, социальная отчужденность влияли на практическую этику. Сначала она была направлена на выживание, а затем на защиту и укрепление своей веры, Собранные и умеренные, трезвые и деловые, экономные и предприимчивые, старообрядцы меняли отношение к хозяйственной деятельности, богатству и находили себя в единственно свободной нише общественного устройства – торговле и предпринимательстве. Физический труд всегда был освящен в православии и рассматривался как совершаемый труд во имя спасения души.

По описи 1781 года обыватели слободы Ардонь, имея мало пашенной земли, упражняются в промысле и рукоделии, одни, искупив в околичных местах пуд от 20 до 30 пеньки и мед – пуд до 50 и более; другие делают отлично хорошие кибитки, простые возы, сани, простые и называемые казанские равно и козирки и продают их в Стародубе и по ярмонкам в Глухове и Ямполе”.

Следовательно, экипажное производство Корявина выросло не на пустом месте. Стоетний навык и умение, мастерство и профессионализм каретников позволили ардонскому предпринимателю открыть свою фабрику. Документально подтвердить не было возможности. Начались поиски. К счастью, нашлась книга 1903 года, в которой написано:

“Наконец, в Черниговской губернии кустарное производство деревянных изделий сосредоточено на крайнем Севере и северо-западе губернии ведения Черниговских кустарей, как и. харьковских и полтавских, разнообразны и местами получили специализацию; как на более давние и оригинальные промыслы, – укажем здесь на экипажное производство в раскольничьем посаде Ардонь Суражского уезда, хотя промысел этот уже теряет характер кустарного, так как здесь имеется до восьми довольно крупных мастерских, с наемными мастерами, работающими или в самих мастерских или же у себя на дому. Недельный заработок рабочего простирается до 1руб.50 коп. – 1руб. 75 коп; ардонские экипажи рассчитаны на потребности людей среднего заработка и, в общем, приближаются к типу городских.”

И вдруг, еще одна, уникальная находка, проливающая свет на деятельность ардонского промышленника.

Какие же кареты предлагал владелец фабрики? Рессорные экипажи: четырехместное “Ландо” и “Виктория”, фаэтон “Милорд”. Дачный экипаж Пролетка”, “Неточанка”, “Московка паучок”, “Брычка”, “Тарантас дорожный”,’ Линейка на точеных осях”, “Фаэтон. Тележка”, “Шарабан. Английский”.

Буферные экипажи типа шарабан, тележки с металлическими крыльями, тарантас “Брек”. Изготавливались и деревенские экипажи: одноконная казанка (корзинка) и параконная (немного больше) в дышло и оглобли, дрожинная казанка с железными крыльями и проезжая с кожаным верхом, а еще – линейка на дрожжах, на точеных осях. Дрожжи хозяйственные и беговые.

Для зимы в мастерских производили, конечно, сани, от 13 пудов веса и более. Сани, крытые с кожаным верхом и суконной обивкой под орех, с суконным фартуком и опушенные черным козлиным мехом. Были еще сани хозяйственные и беговые по цене от 50 до 60руб.

А всего ардонцы выпускали около 70 видов экипажей, которые отправлялись на все железнодорожные станции Европейской России, в Сибирь, Закавказье, Закаспийский край и все пункты, не имеющие прямого сообщения со станцией Клинцы, Полесских железных дорог. Однако руководство предприятия заблаговременно оповестило своих покупателей, что … “фабрика не принимает на себя никакой ответственности за убытки, могущие произойти в пути следования».

Одна из карет украшает экспозицию музея Ясная Поляна, другие в музеях Санкт-Петербурга и Москвы. Интересовались этой продукцией и зарубежные заказчики. Как и в наше время тогда давалась информация о продукции в главе «К сведению покупателей».

Все работы производимые на фабрике, исполняются под личным наблюдением владельца, что дает возможность вполне ручаться за доброкачественность экипажей”.

Корявин Семен Павлович, мещанин, Экипажный завод посада Ардонь, ул. Красная. Клинцы. Годовая производительность 13600 руб., рабочих 26 человек.

Семья Корявина Семена Павловича

Все члены семьи Корявиных принадлежали к стариой вере. Они имели профильное предприятие, производили распиловку бревен и досок, изготавливали тележную проволоку, была у них и своя кузница, где занимались и жестяным промыслом, производили ремонт мелких предметов, домашней утвари. Имелась даже отдельная мукомольная мельница, крупнейшая в округе, которая была разобрана в 70-е годы 20 века. Таже участь постигла и дом, в котором жили Корявины. Обидно, что здание пострадало не в годы лихолетья, а в наше спокойное время. В семье Корявиных авторитет родителей был непререкаем, дети с пяти лет учили старославянский язык. Но читали не только церковные, но и светские книги. Обязательным являлось чтение молитвы три раза в день, строгое соблюдение постов. В этом доме чай пили из чашей (ни в коем случае не из стаканов) с блюдцами, на столе лежали сахар и щипцы для его колки. Спиртное исключалось полностью.

Глава семейства проявлял нелицемерную строгость, воспитывая в таком духе сосьмерых детей. У каждого из них имелись свои обязанности, выполнение которых никогда не обсуждалось. Детям старался дать образование. Анастасию и Агрипину Корявиных возили на лошадях в Клинцы на занятия в Женскую гимназию, где они закончили три класса. Проявлял заботу хозяин мастерских и о своих рабочих. Перед обедом иногда пробовал блюда: вкусно – оставит, нет-0 заставит готовить заново.

Неизвестно, как бы сложилась дальнейшая судьба Корявина С.П. и его фабрики, если бы не переломное историческое событие. Утром 26 нояюря 1918 года в Ардонь вступили щорсовцы. Жители восторженно встречали освободителей. Штаб полка расположился в доме бывшего хозяина фабрики экипажей. Члены чрезвычайного исполнительного комитета и заводоуправления сообщили им свое постановление: конфисковать у бывших хозяев экипажное производство. Все это было проделано в чрезвычайно короткий срок. По-новому закипела работа на каретном дворе. Рабочие изготовляли санки, тачанки под пулеметы, военные повозки для армии Щорса.

Добрую службу сослужили Щорсу наши тачанки и повозки. Уже с Украины он прислал ардонским рабочим письмо, в котором горячо благодарил их за отличный по тому времени транспорт.

Не менее трагической оказалась и дальнейшая судьба хозяина каретных мастерских: он бежал, в чем стоял, мечтая добиться до Ростова-на -Дону. Затем вернуться, забрать семью. Но больше его никто не видел, неизвестно, как сложилась его дальнейшая судьба.

Жена с детьми бежала в Злынку, но скоро вернулась обратно в Ардонь. Прожив немного, умерла и была похоронена на ардонском кладбище. Старший сын Захар погиб в годы гражданской войны при неизвестных обстоятельствах. Анисим. Родион, Нестер служили в Красной Армии, затем уехали Москву, где и умерли, дожив до старости. Шесть внуков и поныне здравствуют в Москве, один из них стал профессором энергетического института. Александра Лихоманова уехала в Евпаторию, дочь Алла живет и работает в Обнинске. Евдокия Фомичеваи Агрипина Татаринова прожили в Клинцах. . Кстати, сын последней в годы Великой Отечественной войны Леонид Татаринов стал Героем Советского Союза. Другой сын, Виктор, погиб. Дети Евдокии – Владимир Фомичев, полковник, живет в Киеве. Дочь Адель Басова – в Брянске.

Анастасия Касьянова (1905-1988гг) дожила до старости в Ардони Долгое время работала секретарем в сельском Совете. Ее дочь Надежда и сын Аким уже умерли.

Правнуки Корявина С. П., внуки Анастасии – Ольга и Юрий Ивановы живут в Клинцах. Они и помогли автору статьи в сборе материалов, уточнении фактов, в составлении родословной.

Е. Редько //Труд. – 2007. – 30 июня. – с. 2

Библиографический список. История с. Ардонь

  • Киреенко Т. Празднует село свой денно рожденья //Труд. – 2011. – 13 октября. – С. 3
  • Киреенко Т. Младшая сестра Клинцов //Труд. – 2011. – 15 сентября. – С. 2
  • Перекрестов Р. Переписи восемнадцатого века //Труд. – 2011. – 13 сентября. – С. 2
  • Перекрестов Р. Первыми были Шаровы //Труд. – 2011. – 22 сентября. – С. 2
  • Перекрестов Р. «Осадный лист» на заселение Ардони //Труд. – 2010. – 7 декабря. – С 3
  • Редько Е. Экипажное производство старообрядца С. П. Корявина //Труд. – 2007. – 30 июня. – С. 2