В 1618 году по условиям Деулинского перемирия наш край ( почти до реки Десна) отошел под управление Польши.

В 1652 году после изгнания поляков районы, ныне входящие в юго-западные районы Брянской области, были присоединены к Украине.
Верховная власть на Украине принадлежала гетману. Гетманство в административном управлении делилось на территории полков. Брянщина входила в состав Нежинского полка. В 1663 году гетман Украины произвел изменения в полковом делении. Был образован Стародубский полк как самостоятельная единица, наделенная всей полнотой власти на своей территории. Полк делился на сотни, которые являлись военно-административными единицами, подчиняющими полку.

В начале XVIII века в составе полка образовалась Новоместская сотня. Ее земли находились в бассейне рек Ипути и Беседи и их притоков.
В 1654 году Малороссия воссоединилась с Российским государством. В 1667 году юго-западные районы Брянщины и вся левобережняя Украина вошли в состав России с сохранением административного деления.

Во время Северной войны поредевшая под Полтавой армия Карла XII пыталась бежать из России через Стародубье, надеясь на поддержку русских старообрядцев. Но шведы просчитались.

Особо тяжелые бои с захватчиками вели местные жители на переправах через реку Ипуть и у деревни Чертовичи.

До 27 февраля 1802 года посад Клинцы входил в Малороссийскую губернию. С 27 февраля 1802 года посад Клинцы в Черниговской губернии, Суражский уезд. В 1918 году по Брестскому договору находился в Украинской народной республике, Черниговская губерния, Суражский уезд. В конце 1918 года посад Клинцы включен в состав Российской Федерации, Черниговская губерния, Суражский уезд. С 11 июля 1919 года в составе Гомельской губернии Суражский уезд. С 1921 года посад Клинцы в составе Гомельской губернии Клинцовский уезд. В 1925 году посад Клинцы становится городом Клинцы. С 14 января 1929 года город Клинцы в составе Западной области, Клинцовский округ, Клинцовский район. С 19 октября 1937 года город Клинцы в Орловской области, Клинцовский район. С 5 июля 1944 года город Клинцы в Брянской области, Клинцовский район. С 1985 года город Клинцы в составе Брянской области, Клинцовский район.

Клинцовский промышленный узел — уникальное создание гения русских старообрядцев. Не имея ни удобных путей сообщения, ни сырья, ни крупных источников энергии, ни свободной рабочей силы, они в крепостной России очень рано сумели создать крупномасштабное текстильное производство. Первоначальные средства были, в основном, получены дальним извозом и торговлей от Макарьева и Дербента до Вены, Берлина, Риги, Данцига, Варшавы; что-то бралось в кредит у московских старообрядцев Рогожской общины, с которой клинчане поддерживали тесные связи и многие семьи в посаде Клинцы были именно из Рогожской общины. Мастера завозились из Силезии, рабочие вербовались в раскольничьих посадах и контрактовались на посессионный оброк у соседних помещиков, что было невиданной новинкой для Гетманщины. Уже на Первой Всемирной промышленной выставке на родине промышленного текстиля (Лондон, 1851) клинцовские сукна получили две медали. Вскоре награды последовали одна за другой, и клинцовский текстиль стал хорошо известен от Парижа до Пекина. Ленин упоминал Клинцы в своей книге «Развитие капитализма в России».

Вид фабрики Барышникова

В связи с революцией, шестикратным административным переподчинением Клинцов и двумя немецкими оккупациями в ХХ веке архивы клинцовских предприятий и городского управления оказались утрачены, и ранняя история клинцовской промышленности остается почти не изученной, а в тех книжках, которые выходили в советский период, еще и грубо оболганной. Реальная история Клинцовского промышленного узла очень сложна, интересна и во многом показательна. Развитие промышленности позволило Клинцам еще сто лет назад послать в Первую Государственную Думу своего избранника.

Начиная с тридцатых годов XIX века в Клинцах неуклонно, хотя и неравномерно, шло укрупнение производства, росла механо- и энерговооруженность труда, его производительность в денежном и натуральном выражении. Росла и численность работающих, уменьшались и постепенно обрывались связи рабочих с землей. Посад Клинцы как промышленное образование долго обгонял многие губернские города, расположенные на крупнейших водных дорогах страны, и занимал особое место в Черниговской губернии, к которой он тогда относился. В 1897 году в Клинцах находилось 20.5% установленной мощности механических двигателей этой губернии. Электрификация началась там лишь на год позже столиц. Неслучайно именно в это время возникает региональная поговорка «Клинцы — Манчестер Черниговской губернии» (Манчестер в то время — крупнейший центр текстильной промышленности Великобритании, прародительницы крупного машинного производства и промышленного капитализма в целом. Слово «Манчестер» было в те годы символом крупного промышленного центра). В посаде Клинцы работали 23.7% фабричных рабочих Черниговской губернии (остальные производства региона были представлены железнодорожными мастерскими да сезонными сахарными заводиками). По концентрации пролетариата Клинцы спорили даже с шахтерскими поселениями Донбасса.

Клинцы. Богодельня

В центре о Клинцовском рабочем узле знали и придавали ему немалое значение. Именно в Клинцах начал свой революционный путь Макс Валлах (Максим Литвинов). Неслучайно в ноябре 1917 года из Петрограда сюда был отправлен Первый революционный отряд в 1250 штыков под командованием клинчанина А.Ф.Улезко, с помощью которого и была установлена в крае Советская власть. А в 1918 году на соседнюю с Клинцами станцию Унеча из Москвы был направлен Николай Щорс. Неслучайно в Суражском уездном руководстве здесь оказались такие фигуры, как Михаил Каганович (брат Лазаря Кагановича) и Григорий Кубяк (брат Николая Кубяка, члена Президиума ВЦИК). Неслучайно Клинцовский узел выдвинул и своих представителей социалистической мысли. Один из высших слоев клинцовского общества — внук основателя клинцовской промышленности видный ученый с европейской известностью профессор А.А.Исаев, не чуждый марксизма, но больше тяготевший к кооперативному социализму, другой, Л.З.Остроносов — из низов народа.

Центр города Клинцы

Логвин Зосимович Остроносов родился в 1878 или 1875 году в деревне Казенная Туросна, «Дурни» тож., (с 1925 года в черте города Клинцы, в составе нынешнего Приозерного микрорайона) в семье государственного крестьянина. Логвин был грамотен, но систематического образования не получил. С 11 лет он пас скот, а с 13 лет работал на текстильной фабрике «М.М. Гусева наследники» вблизи Клинцов (позже — фабрика имени В. Ногина, затем — Отделочная), стал квалифицированным ткачом. Логвин Остроносов, несмотря на свои молодые годы, отличался рассудительностью, умел говорить с людьми, поэтому уже в первую фазу революции 1905-1907 годов он выдвинулся в число вожаков клинцовских рабочих. В 1905 году в Суражском уезде, к которому относились и Клинцы, «аграрные волнения», как называли тогда революционные беспорядки, отличались особенной остротой и были едва ли не самыми боевитыми в Российской Империи. В июле в Клинцах вспыхнула длительная забастовка рабочих всех текстильных фабрик. Ею руководили социалисты — социал-демократы (в Клинцах они еще не разделились на большевиков и меньшевиков) и эсеры. Среди рабочих ораторов этого периода — Логвин Остроносов. Эта забастовка окончилась частичной победой рабочих, а митинги на Беспоповском кладбище и в пригородном лесу продолжались. Беспоповским кладбище называлось, так как на нем хоронились убийцы или утопленники, происходили похороны без священников. Сейчас оно хорошо спрятано, построенными одинаковыми домами после революции , это квартал сразу возле бывшего радиозавода в сторону Стодола. Внутри квартала – кладбище.

Под давлением революции Николай II издал манифест об учреждении в России законосовещательного демократического органа парламентского типа — Государственной Думы. Дума формировалась по Закону от 11.12.1905 года путем многоступенчатого голосования по сословным избирательным группам — куриям, имевшим разное представительство: землевладельческая курия — 1 депутат от 2000 избирателей, городская (купцы и мещане) — 1 от 4000, крестьянская — 1 от 30000 и рабочая —1 от 90000. Все рабочие аграрной Черниговской губернии могли послать в Думу только одного депутата (тогда говорили «народного избранника»). Весной 1906 года в Государственную Думу от Черниговской губернии было избрано всего десять депутатов, в том числе от рабочей курии — Л.З.Остроносов, который уверенно прошел многоступенчатую систему голосования. Кандидатуру Остроносова поддерживали и социал-демократы. Из 448 депутатов Думы первого состава от рабочих было избрано всего 25 человек. Остроносов оказался одним из самых молодых (средний возраст депутатов — 35 лет; в возрасте до 30 лет — 18 депутатов). На Пасху 18 апреля, уже будучи депутатом, Остроносов выступал на рабочем митинге в Токаревском лесу близ Клинцов. Казачья сотня разогнала собравшихся, захватила руководство митинга, ораторов и, избив их и связав арканами, привела за лошадьми в посад. После ночного разбирательства в участке задержанных отправили в Сураж, но депутата Остроносова отпустили. Этот эпизод — «Депутат с петлей на шее» — стал известен всей России.

Единственная сессия Первой Думы состояла из 39 заседаний и продолжалась с 27 апреля по 6 июня. Заседания проводились в специально оборудованном для этого Таврическом дворце, в том его зале, где Ленин после возвращения в Россию в 1917 году выкрикнул свои широко известные слова: «Есть такая партия!». На вопрос думской анкеты о партийной принадлежности депутат Остроносов назвал себя беспартийным, сочувствующим социалистам. В прессе его называли также народным социалистом. В своей депутатской деятельности он примкнул к межрегиональной Трудовой депутатской группе, состоявшей из 107 депутатов и составлявшей левую оппозицию кадетскому большинству Думы. Социал-демократы объединились в отдельную фракцию со значительным опозданием. После образования этой фракции Остроносов не перешел в нее, хотя и продолжал контактировать с социал-демократами. Так, он подписал подготовленное социал-демократами депутатское заявление о судьбе председателя московского союза печатников Волкова, арестованного за призыв к восстанию. Остроносов не только не вышел из Трудовой группы, но 22 мая даже был избран в Постоянный комитет этой думской фракции, состоявший всего из восьми депутатов.

Трудовики рвались к делу, не раз предлагали заседать без перерывов и уделяли мало внимания думским формальностям, процедурным вопросам. Среди поддерживаемых этой фракцией предложений: — политическая амнистия; —отмена смертной казни; — всеобщее равное избирательное право; — свобода профессиональных и иных союзов и собраний; — принудительное отчуждение в пользу крестьян частновладельческих земель; — переход к всеобщему бесплатному образованию.

Трудовая группа голосовала за вотум недоверия правительству, а затем бойкотировала появление его представителей в зале заседаний Думы. Правительство всячески тормозило законотворческую деятельность Думы. Наиглавнейшим вопросом был тогда вопрос об аграрной реформе. После неудачи своего предложения немедленно начать на местах работу по подготовке аграрной реформы, трудовики вообще отодвинули законотворчество на второе место. На первом месте в их деятельности оказалась возможность обратиться к народу с думской трибуны. Для этого использовались многочисленные запросы к правительству и краткие выезды депутатов в ходе сессии на места.

Недостаток образования не позволял Логвину и Остроносову стать завзятым думским оратором, однако и он изредка выступал в Думе. На 19-м заседании он вступил в полемику с князем Волконским, опровергая его тезис о неумении крестьян работать, что якобы выражается в низких урожаях на их наделах, доказывая, что причина низкой урожайности, прежде всего, в выделении крестьянам при реформе 1861 года худших земель. На имя Остроносова приходили телеграммы и письма с мест. Некоторые (например, телеграмму крестьян села Творишино Суражского уезда) он зачитывал сам, другие — приветствия Думе от Клинцовской управы, от Коржовской пожарной дружины (родная деревня Остроносова Дурни и посад Клинцы относились к Коржовской волости) — передавал для оглашения в Президиум. К середине мая Остроносов освоился с работой в Думе, и начиная с 18 мая он регулярно присоединяется к парламентским запросам к правительству о случаях вопиющего своеволия местных властей (в том числе о карательной акции в селе Медведово Стародубского тогда уезда, о рейде жандармского генерала Рудова). Министерство внутренних дел обязано было давать по таким запросам официальный ответ, и все это публиковалось в стенографических отчетах о заседаниях Думы. На 14-м заседании Остроносов — в числе выступивших с революционным предложением немедленно образовать земельные комитеты на местах. Всего народный избранник Остроносов подписал 25 депутатских запросов. В начале июня, пропустив два или три заседания, он выезжал в Клинцы, встречался с рабочими и крестьянами, рассказывал о работе Думы. Его проводы в Петербург превратились в мощную политическую демонстрацию на вокзале, помешать которой власти не решились. На перроне Клинцовского вокзала Остроносов произнес краткую, но пламенную речь, обещая стойко бороться за интересы рабочих и крестьян.

Клинцы. Гастроном. Наши дни.

В связи с четко обозначившимся противостоянием Государственной Думы и Кабинета Министров в ночь с 8 на 9 июля 1906 года власти закрыли революционную Думу. Уже 9 июля кадетская, трудовая и социал-демократическая фракции в количестве 169 депутатов (в их числе Остроносов) выехали в Выборг (на территории автономного Великого княжества Финляндского), где 10 июля составили и подписали воззвание «От Думы к народу», призывавшее к пассивному сопротивлению властям: не давать налогов и рекрутов, не признавать заграничные займы правительства и другие меры гражданского неповиновения. 14 июля в Териоки (также в Финляндии) состоялось еще одно совещание депутатов, в котором принял участие и Остроносов. На этом совещании трудовики предложили создать Исполнительный комитет ликвидированной Думы (по аналогии с этим событием в 1993 году народный депутат Сажи Умалатова предложила создать Постоянно Действующий Президиум распущенного указом Президента Российской Федерации Съезда народных депутатов). Однако кадеты уклонились от предложения трудовиков, и Териокское совещание оказалось безрезультатным. Начался разъезд депутатов по своим губерниям.

По возвращении из столицы Остроносова, как и многих других депутатов, ждали издевательства полиции и уголовное преследование. Лишь после длительного следствия его отпустили. Остроносов вернулся к ткацкому станку. Тем временем 16 июля 1906 года Главной прокуратурой Российской Империи было возбуждено уголовное дело по обвинению подписантов Выборгского воззвания в призыве к неповиновению высшим властям. Теперь два раза в неделю народные избранники обязаны были являться в полицию для отметки. Суд по этому политическому делу состоялся лишь в конце 1907 года в Петербурге, куда заблаговременно выехал Остроносов. 18 декабря Особое присутствие Петербургской судебной палаты признало 147 бывших депутатов-участников Выборгского совещания (за исключением умерших к этому времени и двух оправданных) виновными и присудило их к трем месяцам тюрьмы каждого. Обращение осужденных в Кассационный департамент Сената 11 марта 1908 года было отклонено. Вместе с другими депутатами Остроносов отбывал свой срок в Петропавловской крепости с мая по август 1908 года.
Дальнейшая судьба первого депутата Клинцов Остроносова сложилась печально. Как судимый за тяжкое преступление он был лишен избирательных прав и возможности избираться (хотя Трудовая группа во Второй Государственной Думе стала наиболее многочисленной).

Депутат-ткач Остроносов

В cоциал-демократическую партию он так и не вступил, оставаясь приверженцем решительного, но мирного преобразования общества на социалистических началах. В советское время его думское прошлое также рассматривалось как пятно в биографии, его щипали и унижали. Неудивительно, что следы Остроносова затерялись, конец его жизни неизвестен. Не только служба в дореволюционных учреждениях, но и участие в выборных органах царского времени, краткой эпохи Временного правительства и в Учредительном собрании в 1920-1940-е годы приравнивалось к преступлению. Объективные публикации о Государственной Думе и ее депутатах в СССР изымались из библиотек, направлялись в спецхраны, копирование их запрещалось.

Прошло более тридцати лет после депутатства Остроносова, когда трудовые Клинцы вновь смогли послать своего делегата в общегосударственный законодательный орган — Верховный Совет СССР. В 1937 году депутатом от Клинцовского округа стала ткачиха Ксения Захаровна Шуршина. (Правда, до нее членом ВЦИК была назначена ткачиха Анна Рогаткина, но ее «государственная деятельность» сводилась к участию в разборе жалоб, поступающих в Приемную Калинина). После Великой Отечественной войны депутат Шуршина работала Председателем Клинцовского горисполкома, а в 1978 году ей было присвоено звание Почетного гражданина Клинцов.

Политическая деятельность клинцовского ткача Остроносова — интересный пример первых шагов российской демократии. Одновременно это и яркий пример зарождения социалистических тенденций в рабочей среде Клинцовского промышленного узла. Остроносов подчеркивал, что его позиция в Государственной Думе — это выражение коренных интересов народа, а не результат влияния левых партий, о существовании которых в рабоче-крестьянской среде узнали совсем незадолго до выборов в Первую Государственную Думу.