«Да, таким, как Бог меня создал,
Я и хочу всегда казаться»


А.С. Пушкин. В лицее.

А.С. Пушкин. В лицее.

 

Ведущий 1:

Что в имени тебе моем?
Оно умрет, как шум печальный
Волны, плеснувшей в берег дальний,
Как звук ночной в лесу глухом.

Оно на памятном листке
Оставит мертвый след, подобный
Узору надписи надгробной
На непонятном языке.

Что в нем? Забытое давно
В волненьях новых и мятежных,
Твоей душе не даст оно
Воспоминаний чистых, нежных.

Но в день печали, в тишине,
Произнеси его тоскуя;
Скажи: есть память обо мне,
Есть в мире сердце, где живу я...

Ведущий 2:

Есть имена как солнце! 
Имена –
Как музыка! Как яблони –
в расцвете!
Я говорю о Пушкине: поэте, 
Действительном в любые времена.

Ведущий 1:

Его хвалить! – пугаюсь
повторений…
Могу ли запах передать сирени?
Могу ль рукою облачко поймать?

Ведущий 2: В нашем сознании живет сложный образ Пушкина, черты прославленных портретов соединяются с восторженным отношением к его творчеству… Интересно, каким он был… Кто задумывался, хорош ли он собою? Как выглядел?

Ведущий 1: Фотографии, кинокамеры, тогда, увы, не существовало. Но своего рода «кинокадры» до нас все же дошли. Это фрагменты воспоминаний современников, в которых передано непосредственное впечатление о поэте.

Ведущий 2: Одни называли его «стрекозой», «сверчком», «искрой», другие, менее доброжелательные, – «обезьяной», «мартышкой»; сам себя поэт называл «смесью обезьяны с тигром». Одним он казался прекрасным, другим – чуть ли не уродливым.

Ведущий 1: Пушкин и сам готов был поверить в свое «безобразие», иногда посмеивался над своей внешностью. Он говаривал, что им можно «стращать, как букой».

Ведущий 2: В послании к товарищу своей юности, человеку очень стройному и красивому, Пушкин как бы противопоставляет его себе. В стихотворении названа фамилия этого человека – Юрьев.

А.С. Пушкин. Молодость.

Ведущий 1:

Любимец ветреных Лаис,
Прелестный баловень Киприды —
Умей сносить, мой Адонис,
Ее минутные обиды!

Она дала красы младой
Тебе в удел очарованье,
И черный ус, и взгляд живой,
Любви улыбку и молчанье.

С тебя довольно, милый друг.
Пускай, желаний пылких чуждый,
Ты поцелуями подруг
Не наслаждаешься, что нужды?

В чаду веселий городских,
На легких играх Терпсихоры
К тебе красавиц молодых
Летят задумчивые взоры.

Увы! язык любви немой,
Сей вздох души красноречивый,
Быть должен сладок, милый мой,
Беспечности самолюбивой.

И счастлив ты своей судьбой.
А я, повеса вечно праздный,
Потомок негров безобразный,
Взращенный в дикой простоте,

Любви не ведая страданий,
Я нравлюсь юной красоте
Бесстыдным бешенством желаний;
С невольным пламенем ланит

Украдкой нимфа молодая,
Сама себя не понимая,
На фавна иногда глядит.

Ведущий 1: Вероятно, некоторые необычайные черты оригинальной внешности поэта – малый рост, курчавая голова, «арапский профиль» – в соединении с живостью движений производили особое впечатлении. И не случайно маленькой дочке Прасковьи Александровне Осиповой так нравилось дразнить Пушкина, показать ему вырезанную из бумаги фигурки обезьяны.

Ведущий 2: «Он страшно рассердится, а потом вспомнит, что имеет дело с ребенком, и скажет только: «Вы юны, как апрель».

Ведущий 1: Указывали на «необлагообразие» внешности поэта и его недоброжелатели, литературные противники. Осенью 1830 г., живя в Болдине, Александр Сергеевич Пушкин задумал написать ответ на все литературные обвинения, которым когда-то подвергался. Так появилось «Опровержение на критики». «В другой газете объявили, что я собой весьма неблагообразен и что портреты мои слишком льстивы. На эту личность я не отвечал, хотя она меня глубоко тронула».

Ведущий 2: Поэт свысока смотрел на подобный «прием» своих противников – осмеивание внешности человека. Но, так или иначе, не раз в стихах говорил о своем облике – пожалуй, чаще, чем это обычно делают поэты. Еще пятнадцатилетним лицеистом он писал свой портрет.

А.С.Пушкин. Портрет работы И.Л. Линева.

А.С.Пушкин. Портрет работы И.Л. Линева.

 

Ведущий 1:

Вы просите у меня мой портрет,
Но написанный с натуры;
Мой милый, он быстро будет готов,
Хотя и в миниатюре. 

Я молодой повеса,
Еще на школьной скамье;
Не глуп, говорю, не стесняясь,
И без жеманного кривлянья.

Никогда не было болтуна,
Ни доктора Сорбонны -
Надоедливее и крикливее,
Чем собственная моя особа.

Мой рост с ростом самых долговязых
Не может равняться;
У меня свежий цвет лица, русые волосы
И кудрявая голова. 

Я люблю свет и его шум,
Уединение я ненавижу;
Мне претят ссоры и препирательства,
А отчасти и учение. 

Спектакли, балы мне очень нравятся,
И если быть откровенным,
Я сказал бы, что я еще люблю...
Если бы не был в Лицее. 

По всему этому, мой милый друг,
Меня можно узнать.
Да, таким, как бог меня создал,
Я и хочу всегда казаться.

Сущий бес в проказах,
Сущая обезьяна лицом,
Много, слишком много ветрености -
Да, таков Пушкин

Ведущий 2: После возвращения из ссылки в 1826 году Пушкин купался в лучах славы. Толпы людей окружали его на гулянии, следовали за ним на улице, смотрели и не могли насмотреться. Когда он появлялся в театральной ложе, вся публика глядела уже не на сцену, а на него, любимого и прославленного поэта. Поэтесса графиня Ростопчина в стиха описала необычайную популярность Пушкина в то время.

Портрет А. С. Пушкина. Автор: Орест Кипренский (1827)

Портрет А. С. Пушкина. Автор: Орест Кипренский (1827)

Ведущий 1:

Вдруг все стеснилось, и 
с волненьем,
Одним стремительным 
движеньем
Толпа рванулася вперед!..
И мне сказали: «Он идет!
Он, наш поэт, наша слава,
Любимец общий!..» Величавый,
Но смелый, ловкий и живой
Прошел он быстро предо мной.

Ведущий 2: И в это время, осенью 1827 года, модный художник, талантливый портретист Орест Кипренский написал самый удачный, по мнению современников, портрет Пушкина. Художник придал лицу поэта выражение какой-то трогательной непосредственности, решимости, даже готовности на все мгновенно и сикренне, сердечно отозваться. Пушкин отозвался на труд художника своими стихами.

Ведущий 1:

Любимец моды легкокрылой, 
Хоть не британец, не француз, 
Ты вновь создал, волшебник милый, 
Меня, питомца чистых муз, — 
И я смеюся над могилой, 
Ушед навек от смертных уз. 

Себя как в зеркале я вижу,
Но это зеркало мне льстит. 
Оно гласит, что не унижу 
Пристрастья важных аонид. 
Так Риму, Дрездену, Парижу 
Известен впредь мой будет вид.

Ведущий 2: Сохранилось несколько портретов поэта, написанных в разные периоды. Вспомним других художников, писавших Пушкина. Это гравюра Егора Гейтмана, а вот рисунок Ж. Вивьена, акварель П. Ф. Соколова и портрет, написанный прославленным мастером В. А. Тропининым. Какой, на ваш взгляд, наиболее удачен?

Ведущий 1: Пушкин не только говорил о своей наружности в стихах и прозе, но и рисовал себя, оставляя автопортреты друзьям. До нас дошло около 60 его автопортретов. Собственный профиль «удавался» Пушкину. Он набрасывал его мгновенно и точно, чуть шаржируя иногда. Подшучивая над своим «арапским безобразием», поэт помещал свой профиль рядом с Вольтером или среди декабристов, изображал себя юношей, то лысым старцем, то в чалме, то в лавровом венке. Линии профиля, своеобразный рельеф редкостной красоты лба делает изображение узнаваемым.
Однажды, не застав одного знакомого дома. Пушкин оставил ему вместо записки – свой портрет.

Ведущий 2: Автопортреты Пушкина передают различные душевные состояния. Поэт замечал, что духовная деятельность преображает его. Наблюдали удивительную переменчивость пушкинского лица и наиболее внимательные современники. Анна Петровна Керн вспоминала:

А. С. Пушкин. Портрет Т. Райта. 1837 г.

А. С. Пушкин. Портрет Т. Райта. 1837 г.

Ведущий 1: «Он очень неровен в обращении: то шумно весел, то грустен, то робок, то дерзок, то нескончаемо любезен, то томительно скучен, – и нельзя было угадать, в каком он будет расположении духа через минуту. Вообще же надо сказать, что он не умел скрывать своих чувств, выражал их всегда искренно и был неописано хорошо, когда что-нибудь приятное волновало его. Так, один раз мы восхищались его тихой радостью, когда он получил от какого-то помещика при любезном письме охотничий рог на бронзовой цепочке, который ему нравился… Когда же он решался быть любезным, то ничто не могло сравниться с блеском, остротою и увлекательностью его речи».

Ведущий 2: Замечательный поэт Евгений Баратынский не оставил воспоминаний о Пушкине, хотя знал его близко, общался в течение нескольких лет, написал о нем одно из лучших стихотворений. Баратынский, по-видимому, смотрел на Пушкина во время его разговора с какой-то дамой.

Ведущий 1:

Она улыбкою своей
Поэта в жертвы пригласила,
Но не любвоь ответом ей
Взор ясный думой осенила.
Нет, это был сей легкий сон,
Сей тонкий сон воображенья,
Что посылает Аполлон
Не для любви – для вдохновенья.

Ведущий 2: Лучше чувствовал себя поэт в дружеской атмосфере: тут раскрывалась его чудесная душа. В 1830-е годы он часто бывал в гостеприимном доме П. Нащокина. Его жена, Вера Александровна, вспоминала:

Ведущий 1: «Пушкин был невысок ростом, шатен, с сильно вьющимися волосами, с голубыми глазами необыкновенной привлекательности. Я видела много его портретов, но должна сказать, что ни один из них не передал и сотой доли духовной красоты его облика, – особенно его удивительных глаз. Это были особые, поэтические, задушевные глаза, в которых отражалась все бездна дум и ощущений, переживаемых его душою. Других таких глаз я во всю мою долгую жизнь ни у кого не видела. Говорил он скоро, острил всегда удачно, был необыкновенно подвижен, весел, смеялся заразительно и громко, показывая два ряда ровных зубов, с которыми могли равняться только перлы. На пальцах он отращивал предлинные ногти».

Ведущий 2: Существуют свидетельства того, какое впечатление производил Пушкин на крестьян и так называемых «простых людей». Некоторые истории очень забавны. Во время путешествия в Арзрум «носил он щегольский черный сюртук с блестящим цилиндром на голове; а потому солдаты, не зная, кто он такой, и видя его постоянно при Нижегородском драгунском полку, которым командовал Николай Раевский, принимали его за полкового священника и звали его драгунским батюшкой».

Ведущий 1: Современникам запомнилось, что Пушкин «мог со всеми весело проводить время. Иногда с лакеями беседовал». Вера Александровна Нащокина вспоминала, что он…

Ведущий 2: «… в путешествиях никогда не дожидался на станциях, пока заложат ему лошадей, а шел по дороге вперед и не пропускал ни одного встречного мужика или бабы, чтобы не потолковать с ними о хозяйстве, о семье, о нуждах, особенно же любил вмешиваться в разговоры рабочих артелей. Народный язык он знал в совершенстве и чрезвычайно скоро умел располагать к себе крестьян, настолько, что мужики совершенно свободно говорили с ним обо всем».

Ведущий 1: А как Пушкин умел смеяться! Все добродушие поэта, вся его сердечная и искренняя натура проявлялась в смехе Смех был его потребностью. Известный художник Карл Брюллов заметил как-то не без ехидства: «Какой Пушкин счастливец! Так смеется, что словно кишки видны». И в самом деле, Пушкин всю жизнь утверждал, что все, что возбуждает смех – позволительно и здорово, а все, что разжигает страсти – преступно и пагубно.

Ведущий 2: Пушкин был мастером веселых розыгрышей и шуток. Рассказы о его проделках и выходках ходили по всей России. «Проезжая по одной из многолюдных улиц Кишинева, Пушкин увидел в окне хорошенькую девушку, тут же дал шпоры и въехал на самое крыльцо. Девушка упала в обморок, родители пожаловались генералу Инзову, наместнику Бессарабии. Тот оставил Александра Сергеевича на два дня без сапог. Тогда поэт стал демонстративно разгуливать по городу в национальных костюмах: то оденется турком – в широчайших шароварах, в сандалиях и с феской на голове, важно покуривая трубку, то явится греком, евреем, цыганом…»

Ведущий 1: При всем том Пушкин не обладал характером легким и беспечным, не был завзятым весельчаком и балагуром, он легко впадал в меланхолию, приговаривая: «Грустно, тоска!».

Ведущий 2: С возрастом приступы грусти становились чаще: для этого были причины. И самый смех его, шутливые выходки были средством избавления от душевной смуты.

Ведущий 1: Среди описаний облика поэта особое место занимают те, что сделаны великим писателями, мастерами психологического портрета: Иваном Гончаровым и Иваном Тургеневым. Вот как описывает встречу с Пушкиным Иван Александрович Гончаров.

Ведущий 2: «Он говорил с ним очень серьезно, не улыбаясь, с деловым видом. Лицо его – матовое, суженное книзу, с русыми бакенами и обильными кудрями волос, врезалось в мою память и доказало мне впоследствии, как верно изобразил его Кипренский на известном портрете. С первого взгляда наружность его казалось невзрачною. Среднего роста, худощавый, с мелкими чертами смуглого лица. В позе, жестах была сдержанность светского благовоспитанного человека. У него было небольшое лицо и прекрасная пропорциональная его лицу голова с негустыми кучерявыми волосами».

Ведущий 1: Впервые Ивану Сергеевичу Тургеневу довелось увидеть Пушкина в начале 1837 года в доме петербургского профессора Плетнева. Грустно читать запись о последнем впечатлении, которое произвел поэт на Тургенева; грустно потому, что это происходило…

Ведущий 2: «… за несколько дней до его смерти на утреннем концерте в зале Энгельгардта. Он стоял у двери, опираясь на косяк, и, скрестив руки на широкой груди с недовольным видом посматривал кругом. Помню его смуглое небольшое лицо, оскал белых крупных зубов, висячие бакенбарды, темные желчные глаза под высоким лбом почти без бровей – и кудрявые волосы. Он и на меня бросил беглый взор; бесцеремонное внимание, с которым я уставился на него, произвело, должно быть, на него впечатление неприятное; он словно с досадой повел плечом – вообще казался не в духе – и отошел в сторону».

Ведущий 1: Каким же мы видим Пушкина в хронике воспоминаний и отзывов? Некрасивым м прекрасным, легкомысленным и мудрым, озорным и тоскующим… Но всегда живым, искренним, немножко взбалмошным и лукавым; то безудержно веселым, то замкнутым и угрюмым, то добродушным, то ироничным. Но самое главное, Пушкин везде оставался самим собой, независимо от обстоятельств.

Ведущий 2: Пушкин весь соткан из противоречий, но эта пестрая ткань составляет то гармоническое целое, чем была его личность, его жизнь, и его поэзия, в которой он запечатлел свои чувства, страсти и мысли. Свое отношение к друзьям и врагам. Свое понимание добра и зла, меру своей любви и ненависти, все тончайшие движения своей души.